Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

hmurnoe

Особенности советского производства: не можем ни произвести свое, ни наладить импортное

Директор «Дзинтарса» рассказывал в интервью, как в СССР гнило и простаивало импортное оборудование, потому что не было специалистов, которые могли бы его наладить. Не могла советская промышленность производить и комплектующие, а те, что производили, были отвратительного качества.
На Днепропетровском ракетном заводе были заказаны пресс-формы для изготовления помады, но ракетный завод так и не смог поставить качественные пресс-формы. Их пришлось покупать в Германии.
Казанскому авиационному заводе были поручено сделать пульверизаторы, но авиаинженеры тоже не справились с этим.
Советская промышленность не могла произвести даже пакеты, их приходилось покупать в Австрии, тратя на это ценную валюту, за что «Дзинтарс» получил как-то втык.
Какая великая страна была!

«
В то время это было системной проблемой: СССР приобретал импортное оборудование (счет шел на миллиарды, выделялись средства из золотого запаса), а потом оно годами стояло на предприятиях без движения — не хватало специалистов, которые могли бы его наладить. В такой же ситуации оказался цех по расфасовке растворимого кофе — ящики с оборудованием несколько лет стояли нераспакованными. Я сказал министру, что готов взять этот цех и запустить его. Он переспросил: «Ты меня не подведешь?» — «Нет». Мне дали 7 месяцев, и я с нуля без проекта собрал цех. Так в Лиепае в 1972 году появился первый в Союзе цех расфасовки растворимого кофе. Мои успехи заметили. Министр пищевой промышленности республики Кузнецова решила перевести меня на другую работу — в Ригу на «Дзинтарс», где к тому времени тоже скопилась масса плохо работающего импортного оборудования. Я, как уже говорил, ничего не понимал ни в парфюмерии, ни в косметике. Но опять сработал квартирный вопрос: мне пообещали жилье.
/.../
На «Дзинтарсе» действительно на тот момент скопилось много немецкого и французского оборудования, которое очень плохо работало. Стали выяснять, оказалось, та же проблема: не хватает высококвалифицированных наладчиков. Работающие слесари не имели должного уровня знаний. Кроме того, комплектующие были безобразного качества… Начали подгонять, унифицировать. Я изменил систему оплаты наладчикам, создали бригады, наладили конвейерное производство.
/.../
 В то время существовало два типа директоров — так называемые красные и производственники. Красными называли партийных, которых назначали за правильное понимание политики партии. Продвигалась мысль, что нужно искать руководителя по принципу партийной сознательности, а профессиональными знаниями обладать необязательно — ведь есть же главный инженер, главный технолог. Красные директора никогда ничего не знали о производственных процессах, держались подальше от коллектива. Именно они, брежневская элита, в результате и развалили промышленность. Я всегда принадлежал к производственникам.
/.../
Как-то раз на меня нажаловались Алексею Косыгину из-за того, что мы заказали в Австрии пластиковые пакеты — замечательные, золотистого цвета, фирменные. В советское время с пакетами вообще был дефицит, и наши носили как подарочные. И вот Косыгину положили на стол жалобу: «Дзинтарс» тратит валюту на пакеты. Представляете, это была компетенция премьер-министра! Смешно… За расходом валюты, конечно, существовал партийный контроль. Но мы были молодые и бесшабашные. Я сказал: «Найдете мне советское предприятие, которое сможет сделать такие пакеты, пусть делает». Меня спрашивают: «А зачем они вообще нужны, эти пакеты?» Я отвечаю: «Наша достойная продукция должна быть должным образом упакована». Поскольку мы находились на хорошем счету, получали различные награды, показатели у нас были в порядке, прищучить меня не смогли. И отстали!
Или другая ситуация. Представьте: наше предприятие ежесуточно отчитывалось о выработке губной помады — данные отсылались в Москву. Потому что помада была дефицитом, шли жалобы населения. Мы работали круглосуточно, однако сдерживающим обстоятельством оказалась нехватка пресс-форм для изготовления помады. Косыгин меня спросил: «Скажи четко, что нужно, чтобы исправить ситуацию?» Я говорю: «Пресс-формы». Косыгин поручил изготовить формы для помады… Днепропетровскому ракетному заводу.
— Ракетному?! Это потому, что у помады и ракеты форма одинаковая?
— Думали, что конструкторы, сотворившие ракету, запросто сделают и пресс-форму для губной помады. Но им не удалось. Когда это стало очевидным, мне выделили 250 тысяч инвалютных рублей, и я купил в Германии пять пресс-форм. И мы резко увеличили выпуск губной помады. Точно такая же ситуация была и с пульверизаторами. У меня спросили: что тебе нужно, чтобы создать такую упаковку для парфюмерии? Я сказал, что нужно, и это поручили сделать Казанскому авиационному заводу: мол, раз они авиатехнику выпускают, то с какими-то пульверизаторами и подавно справятся. Тоже не справились. Нам опять выделили валюту, и мы купили все нужное в Италии. Каждый должен делать свое дело.

»

Вот, по всей видимости, тот самый импортный пакет. Кто-то бережно хранил его, как ценность и теперь продает на Авито за 150 рублей (ок. 2 евро):
Dzintars_paket_CCCP
default

Противостояние офиса и цеха

Крутейший социологический эксперимент — социолог под прикрытием год проработала на конфетной фабрике в Подмосковье и написала свои наблюдения о неприятии западного менеджмента и противостоянии офиса и цеха, машин и бумаг, обостряющегося от попытки замаскировать его западной прозрачностью.
Выводы неутешительные: офис и цех живут в противостоянии и взаимном непонимании. У офиса и цеха нет общего языка, на котором они могут общаться. Рабочие могут высказываться, но офис понимает только бюрократический язык, которым рабочие не владеют. В результате молчание цеха воспринимается как показатель отсуствия проблем. А рабочие обсуждают проблемы в курилке.
Офис, оторванный культурным барьером от производства, оказывается замкнут сам на себе, плодит инструкции, принципиально не учитывающие реальную жизнь. Кроме того, рабочии не понимают эти инструкции, этого языка, на котором обращаются к ним менеджеры. В результате цех вообще не понимает, что делает офис, зачем нужны эти офисные бездельники, и тихо ненавидят их. При этом мечтают, что их дети получат высшее образование и смогут работать в офисе...

Collapse )